Кадр из к/ф «Брак по‑итальянски»
Кадр из к/ф «Брак по‑итальянски»

«Чего хотят женщины?» — спрашивал герой Мела Гибсона в одноименном фильме. Миллионы читательниц Grazia заявляют: мужей-итальянцев. Мы решили узнать причины этой симпатии у трех девушек, каждая из которых рассказала свою историю любви.

Ольга Ефремова, актриса

Ольга с мужем Алессандро
Ольга с мужем Алессандро

«Наша с Алессандро история началась два года назад в Таиланде, где я проводила уже третью зиму. Я посвящала время буддистским практикам: монастыри, медитации, випассана, йога, детокс. Алессандро же приехал отдохнуть от Европы, попробовать нечто экзотическое, найти себя. Он организовывал мероприятия на острове Ко Пханган и подрабатывал шеф-поваром в итальянском ресторане. Знакомство случилось в поездке в Малайзию: все, кто долго живет в Азии, выезжают из страны на день, чтобы въехать уже с новой визой. Путь был сложным, нам пришлось сменить несколько лодок и автобусов, добираясь до места назначения. И мы преодолели это расстояние вместе. В транспорте старались садиться ближе друг к другу, подолгу болтали на остановках, а из Малайзии мы вернулись уже парой и счастливо прожили полгода в прекрасном доме на горе рядом с буддистским храмом.

Между нами царило полное взаимопонимание: схожие увлечения, мировоззрение, отношение к жизни. Я наслаждалась каждым моментом, но осенью нужно было вернуться в Россию. Прилетев в Москву, я поняла, что с моим телом что-то происходит — сделала тест на беременность (2 полоски) и сразу позвонила Алессандро. Он очень удивился, ведь мы не планировали заводить детей так скоро. Но оба были вне себя от радости и решили встретиться в Италии. Стояла рождественская пора. Будущий муж встретил меня в аэропорту и увез в городок Кастель-Гандольфо, где мы провели романтичный уик-энд. А потом началось знакомство с семьей Алессандро, и, к счастью, она приняла очень радушно. Я была покорена и местной природой, и едой. Правда, мои родители поначалу недоумевали: как я, приверженец здорового образа жизни, могу так питаться? Ведь итальянская кухня довольно жирная и «тяжелая»! Зато какое счастье — жить рядом с морем, особенно во время беременности! Когда-то я работала в Германии и США — было с чем сравнить, и я остро ощущала разницу в распорядке дня. В Италии с 12.00 до 16.00 все заведения закрыты, потому что люди едут домой обедать. Еще одним сюрпризом стало то, что родители мужа уже много лет живут душа в душу — традиционно для этой страны. Для меня же в новинку: отец и мать развелись, когда я была ребенком, да и в целом русская семья никогда не была особенно дружной. Помню, как я прилетела к Алессандро. Мы остановились в Неаполе, родном городе его матери, — вот уж где чувствуется местный колорит! В тот день за одним столом собрались более 100 будущих родственников. И каждый из них подошел к нам и поприветствовал. Я чувствовала себя неудобно из-за незнания языка, но была абсолютно счастлива. А сразу после родов набилась полная палата народу. Сына мы назвали русским именем Арсений, итальянцы очень удивляются, когда слышат его. Арсений Сини — не правда ли, красиво звучит? Я бы хотела, чтобы он стал гражданином мира и сам решил, где остаться.

Мы с мужем часто думаем о будущем. Я жажду вернуться к съемкам и продолжить дело династии Ефремовых. Скорее всего, придется жить на две страны, но я хотела бы играть и в итальянских фильмах, поэтому не прекращаю совершенствовать язык. А еще мы планируем организовать семейное дело: например, создать чудное место, куда люди могут приезжать с детьми и отдыхать на свежем воздухе, скажем, в горах Грузии.

Мой супруг — лучший! Он лишен предрассудков, не навязывает мне обычаи своей страны, просто любит такой, какая я есть. А еще Алессандро — хозяйственный парень: готовит, следит за порядком. Иногда я даже чувствую себя ленивицей: только у меня дойдут руки что-то сделать, как обнаруживаю, что он уже разобрался с проблемой. Я — художник, а он — мастер на все руки. При этом мой муж безумно красив, в прошлом «Мистер Италия 2006» и модель. Впервые увидев его, я сразу повесила на него ярлык — «сердцеед, который в грош не ставит чужие чувства». Как же я ошибалась! Он оказался невероятно душевным человеком, как и многие мужчины в Италии. Я полагаюсь на него, и он ни разу не дал мне повода усомниться в его верности. Наш сын — вылитый Алессандро, и я этому очень рада, потому что его отец прекрасен во всех отношениях».

Альмира Амирова-Барсанти, гид и переводчик

Альмира Амирова-Барсанти с дочерью
Альмира Амирова-Барсанти с дочерью

«Мы с мужем познакомились абсолютно случайно. Признаюсь честно, я хотела уехать от бедности и беспорядка в своей стране и начала искать жениха за границей. Завязала знакомство с парнем из Италии, с которым переписывалась, и в итоге по его приглашению приехала во Флоренцию. Там увидела именно ту, нарисованную в воображении, картину жизни! Однако все оказалось не так радужно: мачо думал не о женитьбе, а о развлечении. В день, когда я это поняла, выбежала в расстроенных чувствах из гостиницы и в первом же баре заказала виски. Незнакомец напротив тоже его пил. На хорошем английском (что редкость для местных) он рассказал, что несколько часов назад расстался с любимой. В итоге «товарищи по несчастью» проболтали всю ночь (мы оба знали английский и немецкий, а теперь Франческо выучил еще и русский). Уже наутро мы с будущим мужем ехали в город моей мечты — Рим, причем с сюрпризом: в эти дни в Италии были праздники, во время которых положено обедать в семейном кругу. Так Франческо убедил меня «заскочить» к его родне. Сразу выяснилось, что я — первая девушка, которую он привел в дом, и я с ходу попала в объятия гостеприимной бабушки. Мама мужа встретила куда более сдержанно и, надо признать, присматривалась ко мне еще как минимум пару лет после свадьбы. В те годы русские в Италии были в новинку, и в дом мужа приходили гости со всего городка — чтобы посмотреть на иностранку. Задавали странные вопросы: «Почему ты такая худая?», «У вас в России все мужчины в губы целуются? Нет? А как же Брежнев?» Казалось, что они относятся ко мне как к человеку из третьего мира, что, конечно, выводило из себя. Ситуация обострилась, когда срок действия моей визы стал подходить к концу: узнав об этом, Франческо сильно расстроился, тут же потащил меня в полицейский участок, но выяснилось, что продление невозможно. Он был вне себя от ярости, спорил, кричал: «Она не вернется!» На что полицейский ему ответил: «Раз она тебе так дорога, то женись на ней!» «Отличная идея! — воскликнул Франческо. — Тебе хватит пяти дней на раздумье?» И сразу позвонил своей маме.

Конечно, его родственники пережили шок — так быстро, да еще не на итальянке! Почти все были против нашей свадьбы. Семья настояла на брачном контракте, по которому я отказалась от любых претензий на имущество будущего мужа. К счастью, авантюра стала моей судьбой — мы вместе уже 17 лет, и у нас 6-летняя дочь Стелла. Мы с супругом пережили тяжелые времена, стремясь к своей мечте завести ребенка. Решились на это спустя пару лет после свадьбы. После кучи исследований нас ждало потрясение: у мужа выявили бесплодие. Семь неудачных попыток искусственного оплодотворения. Долгожданная беременность. И выкидыш.

Немного оправившись от несчастья, мы собрались усыновить сироту. Но оказалось, что в Италии такое сделать очень сложно, потому что в стране почти нет детских домов и беспризорников. Множество пар, желающих взять в семью малыша, вынуждены обращаться в международные агентства, и вся процедура стоит огромных денег. Мы снова начали попытки зачать ребенка. В результате мне наконец удалось забеременеть во второй раз. Я пролежала семь месяцев дома на диване из-за угрозы выкидыша. Когда после родов мне принесли дочку, я была на седьмом небе от счастья. Имя выбрали практически сразу — с итальянского «Стелла» переводится как «звезда», наш подарок с небес. Меня часто спрашивают, как мне удалось «вписаться» в непривычные для россиян традиции. Мое мнение: наши мужчины, возможно, и галантны, но все-таки цинично относятся к девушкам, не жалеют их. Итальянцы же намного больше ценят семью, берегут своих жен, уважают родителей и нежны с детьми».

Инна Балушкина, нутрициолог и фитнес-специалист

Инна Балушкина
Инна Балушкина

«Моя история началась, как в голливудской комедии: как-то мы с сестрой встретили двух привлекательных друзей, араба и итальянца, в которых влюбились, а они не устояли перед нашими чарами. Скоро мы поняли, что обе в положении. Казалось, это судьба, но на самом деле — карма. Забегая вперед, спешу разочаровать — сказка из фильма закончилась разводом.

У нас родилась дочь, и, когда она немного подросла, мы сыграли пышную сицилийскую свадьбу в церкви. Помню ночь перед церемонией. Изумительный обычай: жених бродит с друзьями по улицам города, объявляя о помолвке и собирая всех желающих в процессию. За час шумных гуляний набирается большая толпа с музыкальными инструментами, цветами, сладостями, горячительными напитками. Вся эта «компания» собралась под окнами моего дома, где родные накрыли стол с угощениями и шампанским. Я уже собиралась спать, но из-за шума вышла на балкон… и ахнула! Джованни так искренне пел серенаду, не попадая в ноты, что растрогал меня (и себя) до слез.

Однако у нас с мужем не все было гладко. Во‑первых, я никогда не хотела жить за границей. Во‑вторых, окончила философский факультет МГУ и мучилась от нереализованности: мне казалось, я могла посвятить жизнь чему-то большему, а не деревенским посиделкам в нашем итальянском дворе. Но тем не менее я следила за домом, растила ребенка в течение пяти лет. В Италии женщины целыми днями занимаются уборкой, но это не считается подвигом — так местные мамы «приучают» сыновей не ценить их заботу. В-третьих, Джованни почти не зарабатывал. Возможно, ему, как многим европейцам, хватало на жизнь, ведь он привык тратить деньги лишь по необходимости. Но меня, девушку из обеспеченной московской семьи, жесткая экономия не устраивала. Я все взвесила и приняла решение вернуться в Россию, устроиться на работу.

Уровень безработицы в Италии дошел до ужасающих 70%, поэтому вырваться из простого городка, где нет перспектив развития, было большой удачей — прежде всего для моего мужа. В Москве он тоже не сразу нашел работу, сидел дома, что называется, в классической истерике. Но вскоре дела у него пошли хорошо, он освоился в столице, почувствовав ее прелести, выучил язык, нашел друзей. Нет, он не польстился на свободу, которой не ощущал в деревне в Сицилии, и не изменял мне. У нас не было громкого скандала — мы просто не сошлись характерами. Я активная, всегда придумывала нам интересный досуг, а он чаще всего был безынициативен и к тому же прижимист. Для меня же лучшим примером был отец — щедрый, широкой души человек, готовый к приключениям, как все русские мужчины. Камнем преткновения стал финансовый вопрос: мы ссорились каждый раз, когда я покупала себе что-то новое. При разводе я не претендовала ни на какое имущество, что, наверное, помогло мне сохранить хорошие отношения с его родителями. Я часто отправляю им видео с Эмили, отвожу дочку к ним на летние месяцы. Дедушка и бабушка всегда помогали нам, брали ее к себе на выходные, чтобы мы с мужем могли провести уик-энд наедине. Остальные же родственники Джованни ополчились на меня после развода.

Что касается Эмили, то ей тяжело далась адаптация. В России никто весело не болтает с ребенком в магазине, как это с радостью делают на родине ее отца. А итальянцы — хорошие папы, я это подтверждаю. Когда-то Джованни переехал в Россию, чтобы проводить время с малышкой. Сейчас он
уехал в Сингапур с новой пассией, но, когда был одинок, Эмили гостила у него каждые выходные.
При дочери я говорю о нем только уважительно, ведь она любит отца. Хотя ей и не нравится, что его девушка всего на 13 лет старше ее. С моим же бойфрендом Эмили общается хорошо и мечтает, чтобы я в скором времени родила ей братика или сестренку».

                                                                                                                                                                                          Источник